Когда они выставляются в таком пространстве как It’s NOT the LOUVR gallery bar, то они становятся более динамичными — сюда приходит огромное количество людей каждый день, и каждый человек приносит в мою картину что-то свое. Пространство очень влияет, потому что если это будет выставлено в где-то какой-то маленькой квартирке, мне кажется, работы будут восприниматься спокойными и более домашними. При чем это слово может быть сказано любым человеком. Одно единственное слово может вообще изменить смысл работы. В это пространство заходят люди, которые вообще не связаны с искусством, и они видят настолько по-новому — художник может даже и не знать, что человек может найти в твоей работе такие интересные вещи.

Художница Наталия Галавур: "Если работы максимально понятны для каждого, это как-то странно и неинтересно" (ЭКСКЛЮЗИВ)

Каждая работа показывает мое душевное состояние, и если человек видит эти работы и воспринимает их так же, как воспринимаю их я, значит, он общается со мной. Всегда важна, потому что я через свои работы общаюсь со зрителем. Я могу его даже не знать, а он уже со мной говорит. Это потрясающе. Это было очень ценно, и это было страшно, потому что в этот момент я еще раз осознала, что мои работы живут своей жизнью, они могут уже без меня менять абсолютно все, возможно, даже менять мир к лучшему через отдельных людей. Мне недавно сказал человек, что одна моя гравюра изменила его жизнь. Это волшебно.

Можно читать между строк, можно смотреть в лоб и воспринимать, человек всегда может сам додумать, что он видит в работах. Все, что угодно, что человек скажет, потому что если будут работы максимально понятны для каждого, то как-то странно и неинтересно. Ты только отдаешь эмоцию и все, а дальше уже зритель воспринимает так, как он почувствует.

А сейчас понимаешь, что это на самом деле страшно. Вот до этого момента я об этом даже не задумывалась — сделала работу и сделала. Хотя я не могу обещать этого, потому что если захочется сказать о том, что на душе плохо, то не сможешь вырезать какие-то позитивные солнышки. Это очень большая ответственность и, скорее всего, следующие серии будут максимально оптимистичными...

В одной своей серии, "Инертность", я говорю про усталость и инертное восприятие всего, что нас окружает. О разном. Когда ты устал, ты не можешь воспринимать ситуацию адекватно и ты плывешь по течению, сливаешься с общей массой людей, и, в конце концов, просто перестаешь понимать, что делать.

Нужно отдохнуть. Да, конечно. Когда-нибудь я сама отдохну и "соберу раму".

Есть серии, больше гравюры, которые несут прям праздник. Конечно, нет. Они максимально добрые, там персонажи, которых мы не сможем встретить где-нибудь в реальном мире — абсолютно магические, нереальные персонажи, которых хочется видеть самому и которые побуждают меньше уставать, а больше мечтать. В них главный месседж — "Праздник, здравствуй!".

Хочу, чтобы мои работы положительно влияли на людей. Сделать еще много много работ, которые каким-то образом повлияют на кого-нибудь, хотя бы на одного человека, это уже прекрасно.

Художник просто с помощью своих работ общается. Ничем. Каждый все равно будет рассказывать, что у него на душе тем, что он делает, тем, как он относится к окружающим. А, например, танцор будет общаться через танец, повар — через приготовленные им блюда.

Обязательно детские. Я очень хочу книжки делать. Хочется влиять на них положительно. В мире очень много хороших детей, которым хочется сделать книжку.

Также смотрите, как художник делает оммажи из продуктов по мотивам картин Арчимбольдо. Вот такой откровенной в своих ответах была Наталия Главур.