И не сразу выбирали то дело, которым занимаются сейчас. Вопрос «Кем быть?» в свое время задавали себе многие знаменитости. А сначала осваивали совсем другие специальности: врача, инженера и даже инспектора рыбохраны.

Поэтому, хотя я хорошо занималась фигурным катанием, понимала, что в спортивный институт поступать не пойду. — У меня развита сермяжная практичность – это от бабушки по отцовской линии. А я с детства мечтала стать богатой и успешной. Ведь распределят оттуда только в подмосковную Малаховку, а перспектив и денег я там не видела.

На заводе хорошо, а на сцене лучше: кем работали звездыНа заводе хорошо, а на сцене лучше: кем работали звезды

Одну девочку родители устраивали в МИД – в вычислительный центр. Так что я посмотрела, куда идут мои одноклассники. Я это называю феноменом Остапа Бендера. И в голове быстро созрел план сочетать несовместимое. Так что ее родители устроили, а я шла паровозом. Я быстренько сагитировала ее туда пойти, потому что она одна туда идти не хотела, а я сказала, что вместе нам будет не скучно. Это было электронное машиностроение. Через несколько месяцев она уволилась, а я зацепилась и понимала, что институт нужен по профилю, который курирует данное направление – вычислительную технику. Мне туда дали направление.

На заводе хорошо, а на сцене лучше: кем работали звезды

Институт мне дал лишь высшее образование. Сейчас я читаю сценарии и заучиваю тексты благодаря способности, которую сформировала у себя в детстве. Но аналитический склад ума я у себя сформировала. Хотя у меня и написано в дипломе «инженер-программист» и я трудилась в отделе программирования, но сразу поняла, что это не моя стезя. Это позволило мне и книги писать: в них я описываю систему с вариантами «да – нет».

У меня была всего одна тройка в аттестате. Уже не помню, что это была за кафедра, но я туда поступила. Я его окончила хорошо, диплом написала на пятерку. Стала работать и учиться на вечернем. Диплом мне помогал писать мой тесть, который работал в институте. Тема «Электронная сварка применительно к телефонным или другим узлам», чего я в глаза не видела. В дипломе было более ста страниц, которые я выучила наизусть. Это было закрытое предприятие, куда никто не ходил, но я была очень убедительна и потому защитила диплом на «отлично». Меня могли разбудить ночью и спросить любое место, и я бы ответила.

Главное – не лениться, быть усидчивой, упертой, понимать, что ты хочешь от этой жизни, ставить определенные цели, к целям вырабатывать задачи и идти. Я всегда работала там, где это приносило деньги, и поэтому считаю, что в России всегда можно заработать деньги. И в общепите, начиная от буфетчицы и заканчивая замдиректора столовой. Кем я только не работала! До этого окончила школу телетайписток при Центральном телеграфе. Я мыла полы в метро, была секретарем-референтом у министра легкой промышленности, трудилась телетайписткой: это быстрый набор и передача текста по телетайпу. А еще у меня был свой ювелирный магазин.

И его надо оканчивать независимо от того, будете ли вы дальше работать по специальности. — Я так и детям своим объясняла: школа учит вас выражать собственные мысли и дает вам информацию, а институт учит правильно выражать полученную информацию, выстраивать фразы.

Сваха – это психолог, дипломат, рекламщик в одном лице. Благодаря такому обширному и разнообразному рабочему опыту я нашла свою профессию. Могу читать семинары на большие аудитории – свыше тысячи человек. Я могу найти общий язык с любым человеком, понять его и достоверно подать. Идет картина, остановили, я всегда могу вернуться на то место, где остановились. Мой мозг устроен как кино. Все специальности мне помогали. Это еще и тренировка мозгов.

Они боялись, что учеба займет слишком много времени, да и вряд ли по окончании вуза я смогу найти нормальную работу. — Я с детства мечтал стать врачом, в результате поступил в Астраханскую государственную медицинскую академию, чему были не очень-то рады мои родители. Если говорить проще, на рыбоохрану. Я прислушался и сменил специальность на престижную в Астраханской области – комплексное использование рыбных ресурсов. Я окончательно запутался. На тот момент я не думал, кем хочу стать. — Прим. Не хотел ни учиться, ни работать, просто видел себя студентом, который приехал из села (Азамат родился в городе Камызяк Астраханской области. Думал, жизнь сама выведет и оказался прав… «Антенны») в город и познает мир.

Я жил в студенческом общежитии. Университет дал мне даже больше, чем я мог предположить. Так что-то время подарило мне крепкую дружбу. А это два разных мира: учиться в университете и жить с родителями и учиться и жить в общежитии… Если ты иногородний, то первое, что тебе предстоит, – это научиться общаться с людьми, выстраивать отношения. Целая жизнь, которую прожить должен каждый человек… У нас был студенческий клуб, где мы проводили свободное время: бренчали на гитарах, рассказывали друг другу байки, влюблялись, даже женились.

То, что пригодилось в работе. Какое образование было бы интересно получить сейчас? Это либо есть в человеке, либо нет. Я не имею в виду актерское, я о нем никогда не задумывался. Мы же все делаем на уровне интуиции, по наитию. А вот на курсы, где бы рассказали о комедии, о том, как все строится, запишите меня и побыстрее!

Ну разве что выработалось у меня бережное отношение к окружающей среде, раз уж я узнал, как сильно все организмы от нее зависят, и человек в том числе. По профессии не проработал и дня. По окончании университета также продолжил играть. В студенческие годы создал городскую команду КВН, которая ездила с гастролями по городам, и таким образом мы зарабатывали себе на жизнь.

— Прим. Как отец буду, конечно, настаивать, чтобы дочери (старшей, Милане, девять лет, младшей, Лейсан, пять лет. А вот какое: театральное, экономическое, юридическое, медицинское, музыкальное – без разницы. «Антенны») получили высшее образование. И потом, я хочу, чтобы и Милана, и Лейсан узнали, что такое быть студентом. Образование развивает, помогает становлению характера.

Сразу в институт не поступила, пошла в Йошкар-Олинское медицинское училище. — С самого детства всегда мечтала стать врачом. Практику мы проходили в больницах, потому что медсестры должны уметь все. Там поняла, что это моя стихия.

До этого у нее все были девочки, и муж пригрозил, что не заберет ее из роддома, если будет еще одна дочка. Первые роды, на которых я присутствовала, проходили у женщины, которая рожала шестого ребенка. Никто из врачей не хотел говорить папе. И вот рождается снова девочка. В то время не было таких УЗИ, которые позволяют точно определить пол. Все жалели эту женщину. Так получилось, что я взяла трубку и поздравила его с девочкой. Послали нас, студентов, говорить с отцом, когда тот будет звонить. Он вздыхал, а я в ответ: «Это такое счастье!» В итоге он, конечно, забрал жену с дочкой. Я тогда не знала, что он хотел наследника, и говорила с ним очень радостно.

Я училась на фельдшерско-акушерском отделении, поэтому принятие родов было обязательным. Больше всего мне запомнились первые роды. Я была совсем юной, после школы впечатление осталось неизгладимое. И вот мы увидели своими глазами рождение новой жизни, которое является и таинством. Сначала мы смотрели на этот процесс, а потом принимали сами с опытными акушерками.

Меня попросили чуть-чуть отодвинуть ткани, чтобы обеспечить доступ к месту повреждения. В работе операционной сестрой больше всего запомнилось, когда привезли пациента с ранением в сердце, а за операционным столом элементарно не хватало рук. Это был необычный и очень волнующий момент. Так что я «подержала» в руках чье-то сердце. Эти ощущения никогда не забудутся. Я испытывала смятение, потому что это был не трупный материал, на котором учат в училище и вузе, а реальный живой человек.

В 1997 году поступила в Казанский государственный медуниверситет на стоматологический факультет. Операционной медсестрой я работала в Йошкар-Олинской республиканской больнице около двух лет. Плюс на том факультете можно было стать пластическим хирургом, кем я и хотела быть. Незадолго до этого мне самой понадобилась стоматологическая помощь, и мне понравилось это направление медицины. Ортопедия мне оказалась ближе всего. Но в ходе учебы благодаря замечательному преподавателю по ортопедической стоматологии я поняла, что больше всего меня привлекает именно эта область – протезирование и восстановление зубов. Даже коронку поставить нелегко, чтобы человек потом себя нормально ощущал, был доволен эстетически и мог спокойно говорить, есть и пить. Я окончила ординатуру, то есть работала по специальности. С пациентами у меня всегда был хороший контакт.

Стоматологом не работаю больше 15 лет. Сегодня так и живу на два города – Казань и Москву. Занимаюсь Comedy Woman, спектаклями, съемками.

Кто-то, может, и побаивался сначала такого веселого врача, но потом понимали, что я в теме, в материале, владею всеми навыками, чтобы им помочь. В то время я уже играла в КВН за сборную университета, и, когда я снимала маску, пациенты узнавали меня, понимали, что перед ними сидит капитан команды, и открывали рот в улыбке еще шире. С понедельника по пятницу я работала в Казани, потом садилась в поезд, ехала в Москву на вечеринки Made in Woman, которые позже стали назваться Comedy Woman, а в понедельник утром уже выходила на работу.

У них потрясающее чувство юмора, который может быть и черным. Врачи, на мой взгляд, это одни из самых циничных людей в смысле юмора. Может, потому, что мы знаем человека «изнутри».