Наша новая героиня, В прошлом выпуске мы рассказывали историю стилистки Анны Литковской, которая отказалась от масс-маркета и покупает одежду преимущественно в секонд-хенде.

Лучше, чем Zara: волонтерка Fashion Revolution UA Дарья Марусик о том, почему важно покупать б/у вещи

Вместе с Дашей мы отправились в комиссионный магазин .

Лучше, чем Zara: волонтерка Fashion Revolution UA Дарья Марусик о том, почему важно покупать б/у вещиЛучше, чем Zara: волонтерка Fashion Revolution UA Дарья Марусик о том, почему важно покупать б/у вещиЛучше, чем Zara: волонтерка Fashion Revolution UA Дарья Марусик о том, почему важно покупать б/у вещиЛучше, чем Zara: волонтерка Fashion Revolution UA Дарья Марусик о том, почему важно покупать б/у вещиЛучше, чем Zara: волонтерка Fashion Revolution UA Дарья Марусик о том, почему важно покупать б/у вещи

Суть Fashion Revolution — просветительская: рассказывать о том, как выглядит обратная сторона моды и сколько стоит fast fashion — «быстрая мода», товары которой мы, не задумываясь, покупаем в торговых центрах. Fashion Revolution — международный социальный проект, инициатива неравнодушных людей, призванная повысить сознательное отношение к моде и вернуть ей гуманность. Украина стала 88-й по счету, присоединившись к Fashion Revolution в 2016 году. Сама организация — мировая, в ней около 100 стран. Сама инициатива возникла в 2014 году — через год после трагедии на фабрике Rana Plaza, производившей дешевую одежду в Бангладеш: в результате взрыва погибло 1 134 человека и 2500 было ранено.

редакции], а я присоединилась к инициативе около полугода назад. Координатором Fashion Revolution в Украине является Татьяна Соловей [fashion & lewellry fashion-редактор Vogue UA — прим. Там же я познакомилась со своими партнершами по бизнесу Аней и Дашей, которые поддержали мою идею присоединиться к развитию этичной моды в Украине. С Таней я познакомилась в KAMA, где она читала лекции по истории моды, и одна из лекций была про sustainable fashion.

редакции] — внимательность ко всему, что тебя окружает, и забота. Главный принцип sustainability [«экоустойчивости» — прим. Если речь о производстве, то нужно быть внимательным к тем ресурсам, которые используешь. Если ты на месте потребителя, то внимательность означает: проследить, откуда вещь взялась и куда она в итоге попадет. Мало кто захочет жить в лесу и есть выращенную на огороде морковку. Конечно, это в определенной мере утопия — мы не можем прямо сейчас стать на 100% этичными и экологичными. Тем, что ты интересуешься условиями производства вещи и материалом, из которого она создана, ты делаешь выбор в пользу sustainable fashion. Мы в любом случае будем потреблять и производить, но делать это надо с умом. Мне кажется, таким образом со временем мы сможем прийти к балансу. А чем больше людей подходит к этому сознательно, тем выше спрос на этичные вещи.

Сейчас можно запросто написать ответственным производителям и спросить, где и кем шьются вещи, какие использованы материалы и т.д. За четыре года работы Fashion Revolution повысила показатель прозрачности производства и поставок брендов, благодаря чему появилось больше этичных марок. В том числе благодаря Fashion Revolution, осознанная мода становится все популярнее на Западе.

Например, что более экологично — искусственный или натуральный мех? Нужно понимать, что всегда есть выбор и альтернатива, и задавать вопросы. Насколько мне известно, что искусственный мех более экологичен в производстве. На этот вопрос нельзя ответить однозначно. Для выращивания животных требуется огромное количество ресурсов.

Во всем, что касается ответственности, этичности и экологичности в производстве и потреблении одежды. Как может проявляться sustainability в повседневной жизни? Для меня, например, очень важны условия труда на текстильных фабриках, и в последнее время я интересуюсь, кем и в каких условиях создается одежда, которую я покупаю.

это, например, тоже проявление этичности в моде.

С другой стороны, натуральные шубы полностью биоразлагаемые, но даже этот факт нельзя назвать сильным аргументов в пользу меховой промышленности. Производство меха уступает по потреблению воды только производству хлопка, а это самое ресурсозатратное производство в мире: чтобы вырастить хлопок, которого хватит на пошив одной пары джинсов, нужно 8 500 литров воды!

В традиционной модной индустрии новые коллекции появляются четыре раза в год — зимой, весной, летом и осенью. Чем fast fashion отличается от обычной моды? Постоянное обновление коллекций провоцирует нас хотеть и покупать больше — вытягивает из нас деньги. Если зайти утром в H&M или Zara, то можно увидеть одни вещи, а вечером там будут висеть уже другие. То есть каждый день они знают, что больше всего покупали сегодня, — и завтра эти же вещи, только более адаптированные под наши запросы, появятся на полках. У больших fast-fashion масс-маркет корпораций отлично работают отделы маркентинга, которые анализируют результаты продаж в конце каждого дня.

Это десять человек, которые стоят во главе корпорации. Деньги, которые мы отдаем за «шмотки», не идут на благо всех-всех людей, а обогащают лишь узкую прослойку. Если бы вся система была полностью прозрачной — не было бы никаких вопросов. Остальные же тысячи сотрудников продолжают работать за небольшие зарплаты, а те люди, что непосредственно задействованы в производстве — в небогатых африканских и азиатский странах — работают за гроши, либо же это и вовсе рабский труд. Но получается, что нас обманывают, заставляют покупать то, что нам на самом деле не нужно, и от очередной нашей покупки страдает намного больше людей, чем получает доход. Хотим — потребляем, не хотим — не потребляем. И мы сами в нем участвуем. Это несправедливый раздел финансовых и трудовых ресурсов.

Каждый год жители США (открытых данных по Украине и России я не нашла) выбрасывают около 14 миллионнов тонн вещей, большая часть которых может быть использована повторно методом ресайклинга или апсайклинга. Эра fast fashion привела к тому, что мы производим гораздо больше вещей, чем можем потребить. Ее отправляют в регионы-«секонд-хенды» — страны с низком уровнем развития экономики. Вся эта одежда оказывается на свалках. Так называемый «белый» мир оказывает «третьему» миру медвежью услугу, так как под видом гуманитарной помощи он на самом деле избавляется от мусора. Это Украина и некоторые африканские страны. Мы должны уменьшать спрос на новые вещи, потому что в мировом обороте хватает уже произведенных предметов быта, и их потребление и людям, и планете обходится дешевле. Из всех отправленных в Африку вещей потребляется только 20% — все остальное просто гниет. Продлить жизнь вещам, которыми мы пользуемся, и потреблять осознанно — это под силу каждому. Повторюсь, мы не перестанем производить и потреблять, но почему бы не заменить хоть какую-то часть этих вещей на бывшие в употреблении?

В последних можно найти очень крутые вещи, которых не будет больше ни у кого. Сейчас у меня не так много времени, поэтому я часто покупаю б/у одежду в интернете и время от времени — в комиссионных магазинах. Таким образом можно «повысить градус» своего гардероба, а не забивать шкаф привычной одеждой с распродажи в масс-маркете. Насколько мне известно, в Goodbuyfashion попадают вещи знаменитостей — как правило, это дорогая одежда в очень хорошем состоянии medium+ и люксового сегментов.

В будущем ее можно будет назвать винтажной, и я смогу ее кому-то передать. Я, например, могу себе позволить купить какую-то дорогую вещь раз в полгода. А винтажные, комиссионные, благотворительные магазины и даже секонд (если хорошо порыться), дают возможность узнать, что из себя представляет та мода, о которой мы читаем в глянце. Но, откровенно говоря, у меня, как и у большинства людей, не всегда есть возможность «пощупать» моду, хотя я ею интересуюсь. При этом огромная разница в швах, материале, качестве и в том, как это сидит. Рубашка Vivienne Westwood по цене обычной кофточки в Zara — нормальное явление.

В результате, эти вещи служат и носятся дольше. Производство люксовой одежды уже по определению более этично: более высоко оплачивается труд работников, используются более качественные материалы и красители — не такие токсичные для окружающей среды и здоровья людей, соблюдаются стандарты условий работы на производстве.

Классические, хорошо скроенные брюки с клешем от бедра всегда актуальны, особенно, если их комбинировать с водолазками и рубашками. Брюки Flavio Castellani — 600 грн.

Для справки: водолазки в Mango сейчас стоят примерно 500 грн. Водолазка Escada — 600 грн. Идешь на работу — надеваешь просто водолазку и брюки. Базовая водолазка — универсальная вещь, которая со всем сочетается. Если нужен вечерний образ — дополняешь водолазку ярким аксессуаром, наносишь красную помаду, — и готово.

Само по себе производство ангоровой шерсти не этично, по бывает cruelty free производство (производство без насилия) — это маленькие семейные фермы, где к животным относятся более гуманно, срезают шерсть вручную и позволяют животным жить своей обычной жизнью. Кепи из шерсти ангоры Stefania Maiaroli — 300 грн. Тут каждый сам определяет уровень этичности: для меня приемлемо купить б/у изделие из шерсти. Тем не менее, животных все равно эксплуатируют, поэтому любую органическую шерсть нельзя назвать веганской.