Об этом и многом другом читайте в нашем интервью. Нам было интересно пообщаться с Катей о специфике работы в шоу-бизнесе, как она начала заниматься пиаром, и о находчивости, без которой порой не обойтись.

Есть такая профессия – PR-директор Регины Тодоренко о работе в шоу-бизнесе

на постере с Игорем Сориным : ) Именно тогда поняла, что шоу-бизнес — мое. Все началось в 12 лет, когда я впервые взяла автограф у Андрея Григорьева-Аполлонова... Мне нравилось ходить на разные концерты. Наверно, еще тогда, в детстве, я знала, что буду работать в этой сфере. Попасть за сцену, зайти в гримерку, сфоткаться, взять автограф.

Я сидела в первом ряду, и ребята из его балета вытащили меня на сцену. Однажды, когда мне было лет 14, я попала на концерт Александра Пономарева в Мариуполе. Он протянул мне микрофон со словами: "Співати вмієш?" Авжеж! А я не была фанаткой Пономарева (и так и не стала). Вот так я и вошла в мир шоу-бизнеса : ) Через крик. То, что я петь не умею — факт, так еще и без понятия, что это за песня была, и тем более не знала слов.

В 9 классе я пришла туда работать в молодежную программу "М+". В Мариуполе был крутой канал "МТВ" — Мариупольское телевидение. И это было очень круто. У нас была полная свобода, мы снимали всё, что происходило в молодежной культуре нашего города. Я так сильно нервничала и переживала, что задала Фаготу три вопроса: Я помню, когда к нам приехали "ТНМК", мне настолько хотелось снять с ними сюжет, что я тогда просто выпросила эту съемку.

Надеюсь, Фагот меня не помнит. Мне кажется, большего позора быть не могло.

Именно так я познакомилась с некоторыми представителями украинского шоу-бизнеса. На кассетах и дисках музыкантов были написаны контакты менеджеров. Например, с бывшим директором "Океана Эльзы" Владиславом Мицовским, продюсером Вовой Сивоконем, который, кстати, поспособствовал моему переезду в Киев. Еще со многими я познакомились на "Таврийских играх". Очень многие, с кем мы тогда тусовались вместе, сейчас работают в сфере медиа.

Окончила Харьковскую государственную академию культуры. По образованию я режиссер телевидения. Но так и не начала это делать. Меня все отговаривали идти на эту специальность, но я хотела снимать клипы, как Алан Бадоев. Можно выучить технические приемы, знать принципы, но стать режиссером без таланта, я думаю, невозможно. Режиссуре невозможно научиться. У меня его не было.

Об этом я тогда знала ровным счетом ничего. На 5 курсе я сняла дипломную работу — проблемный очерк под названием "Как стать звездой в шоу-бизнесе". Иван Шаповалов. Моим вдохновителем был продюсер группы t.A.T.u. Именно тогда, когда я собирала материал для диплома, узнала, кто такие пиарщики. Я прочитала сотни его интервью, в которых он достаточно подробно рассказывал, как он работал.

Тебя здесь столько работы ждет. В один прекрасный день мне позвонил Вова Сивоконь со словами: "Что ты там сидишь в своем Мариуполе? Тогда Вова занимался проектом KAZAKY. Приезжай".

Но в итоге я выбрала Киев. В тот момент у меня была возможность уехать по программе в Америку. После этого был достаточно сложный период, я прошла массу совершенно разных собеседований, даже в стюардессы пробовалась. Проработала в компании у Вовы несколько месяцев. После этого, в конце 2011 года, я пришла работать в агентство Миши Ясинского Secret Service. Но меня не взяли потому, что у меня был пирсинг в брови, как у Земфиры, от которой я фанатела.

С Ромой Медынским (основатель агентства) мне работалось иногда сложно, но весело. В агентство PR Batteries я попала в 2012 году и проработала там два года. Не знаю, откуда у меня был столько самоуверенности. На тот момент с проектом "Нереальные" (победители "Шоу №1" на Интере) мы забрали гран-при Crimea Music Fest и я пришла к Роме, чувствуя себя звездой.

С ней работала не я. Регина Тодоренко была клиентом PR Batteries. Регину видела раз в месяц, когда она возвращалась со съемок. Моими артистами на тот момент были Света Тарабарова и Ярослава. Тогда она была для меня "странной девочкой в розовой шубе". Совершенно не знала ее.

По факту тогда я не была готова работать с таким топовым артистом, не осознавала всей ответственности. После ухода из агентства я 3,5 месяца проработала со Светланой Лободой. В тот момент я безумно расстроилась. Поняла это только спустя какое-то время, когда мы прекратили сотрудничество. Прошло четыре года, и сейчас я могу сказать, что готова работать с топовым артистом, потому что Регина уже давно доказала, что она топ. Когда мы расходились, Светлана Сергеевна сказала, что, возможно, мы попробуем поработать через год-полтора.

Иногда могу не сдержаться в выражениях, когда понимаю, что коммуникация зашла в тупик. Но тот опыт, который я получила за короткое время работы со Светланой Лободой, я использую и сейчас — когда нужно отстаивать своего артиста. Это оскорбляет и меня. Никогда не допущу неуважения к своему артисту или какого-то пренебрежительного отношения. Сейчас с Светой работает YULA Company. Но, слава богу, такое не происходит. С ней мы вместе добиваемся побед. У меня есть мой артист, с которым мы работаем 4 года, и с которым мне совершенно комфортно.

Не понимаю, что заставляет их писать плохие комментарии. Я удивляюсь людям, у которых каждый день происходит "разлив желчи". Даже если у меня будет свободное время и плохое настроение, то я не могу представить, что зайду сейчас на страницу к какому-то артисту и напишу, что он недоразумение в брюках.

Например, был такой заголовок "Тодоренко приперлась едва придерживая пузо". Еще меня искренне оскорбляют заголовки, которые обижают артиста. Еще есть моменты с использованием недостоверной информации, перекрученной, выдернутой из контекста. Я понимаю, что интернет, свобода слова, но для меня подобное совершенно недопустимо. Но есть интернет-порталы, которые я бы с радостью стёрла с лица интернета. Всегда прошу проверять информацию, прежде чем распространять её дальше.

У нее настолько позитивный, искренний образ, что когда журналисты начинают писать какую-то ересь, от которой у меня седые волосы расти начинают — я могу вмешаться и еще напугать юристом. Я мониторю новости по несколько раз в день и вижу все публикации о Регине. Стараюсь решить все, не доводя до конфликта, насколько это возможно. Но ведь не хочется ни с кем ссориться.

Конечно, это не касается самых важных новостей. Достаточно длительное время я не рассылаю пресс-релизы. Эффективность от этого намного выше, чем от рассылки пресс-релиза. Сейчас мы решили поработать немного по-другому и продвигать инфоповоды, используя наши социальные сети. Перед тем, как определенная информация появится в блоге Регины, я могу предупредить журналистов, чтобы они в такое-то время обратили внимание на ее Инстаграм. Информационные поводы мы готовим заранее. Потом каждый может написать новость в удобном ему формате и сразу скачать оттуда фотографии.

Но это относится только к каким-то массовым новостям, как, например, помолвка Регины. Мы же в свою очередь даем все необходимые дополнительные материалы, комментарии, исходя из запроса конкретного СМИ.

А зачем об этом говорить? Мы до последнего скрывали беременность Регины. И меня очень возмущало, когда подписчики активно требовали показать живот, назвать пол ребенка, и когда мы этого не делали, называли подобное неуважением к себе. Это же все очень личное. Тогда я даже просила людей удалять фото беременной Регины. Во время записи одного интервью вокруг Регины собралась толпа и все начали фотографировать. Но если сфотографировал обычный человек — чтобы что? Я еще могу понять, если это журналисты, им нужны эксклюзивные кадры.

Но мой "любимый" звонок все же этот: В самом начале я очень нервничала, когда мне звонили сотни каких-то совершенно непонятных людей, дети, мужчины из тюрьмы...

Сколько будет стоить, чтобы Регина приехала ко мне на яхту? — Я молод, красив, богат.

Я могу себе позволить дерзить таким людям. — Знаете, у нас настолько плотный график, а, может, вы позвоните нам… никогда.

Почему ты должен работать 24/7? Я считаю, что у каждого человека должно быть личное пространство. Чтобы в итоге стать несчастливым человеком?

Но иногда, к сожалению, из-за моих эмоций, вызванных исключительно рабочими моментами, страдают мои близкие люди. Я успеваю совмещать работу и личную жизнь. А тираж в полтора миллиона уже разошелся. Я могу быть на нервах из-за того, что, например, издание вдруг сначала утвердило со мной одну верстку, а в итоге выпустило с другим заголовком.

Во всяком случае, я себя в этом вижу. Я уже это когда-то говорила, что из пиара уйду только в… декрет 🙂 Но не исключаю, что когда-то дорасту до продюсера. Для ПР-специалиста важно уметь принимать правильные решения в кризисных ситуациях и быть готовым взять на себя ответственность. Пиарщик не должен бояться брать на себя ответственность и отвечать за слова своего артиста.

Они дают больший результат. Я стараюсь со всеми выстроить именно хорошие рабочие отношения, а не дружеские. Также пиарщик должен быть креативным, внимательным, грамотно писать и доносить свои мысли. Еще важно понимать, чем можно заинтересовать конкретное СМИ. А еще он должен быть на одной волне с тем, с кем работает. Важна стрессоустойчивость, но это не обо мне. Это как в отношениях — должна быть какая-то химия. По-другому не получится.