Вставал на одну ступень и с детьми, и с людьми преклонного возраста, смотрел их глазами на какие-то ситуации. Он не смотрел свысока на людей любых сословий, профессий. Папа прислушивался ко всему, что вокруг него происходило.

Его самые яркие и хорошие черты – ответственность, умение любить, а также желание и умение учиться чему-то новому. — Отец давал наставления исключительно своим примером. При этом он никогда никуда не торопился. Он был очень разносторонним человеком: шоуменом, спортсменом, артистом – и на все у него хватало времени. Не знаю, как он сочетал в себе эти качества.

Дочь Турчинского поделилась сокровенными воспоминаниями об отце

У меня они получались. Отец научил меня многим прикладным навыкам, например, конкретным силовым приемам. Сама испугалась собственной силы. Хотя однажды ко мне начал приставать мальчик, который был намного выше меня, и, защищаясь, я попала ему не в кость, а в пах – он согнулся, плакал… Тогда я поняла, что эти приемы не всегда можно применять.

Дочь Турчинского поделилась сокровенными воспоминаниями об отце

Мы часами ходили по рынку. Мы с ним любили ездить на «Горбушку» – огромный электронный рынок в начале нулевых, где был миллиард павильонов, куча ларьков, которые в принципе все были одинаковыми. Для меня это было потрясающе – весь день вместе. Папа выбирал себе диски, кассеты, фильмы, иногда технику. В основном он выбирал блюз и джаз. И не потому, что он мне что-то купил, а просто разделить его страсть к электронике, к музыке.

Мы с ним очень любили готовить вместе. — Кулинарные способности у меня тоже от папы. Иногда получалось, иногда нет, но мы ценили сам процесс. У нас был своеобразный ритуал, своего рода кондитерский цех, где мы пекли торты и пироги. — Прим. Сам отец научился готовке у мамы (Ирина Турчинская, фитнес-модель, вице-чемпионка Москвы по боди-фитнесу. Как-то мама обиделась на нас за что-то и ушла, а мы с папой решили задобрить ее морковным тортом. «Антенны») и бабушки, они были подкованные в этом женщины. В итоге торт получился несъедобным, но мама простила. Это был самая долгая готовка за всю нашу кулинарную историю!

И вот эти детские глаза у меня тоже от него. Про папу говорили: «Харизма Шварценеггера и детские глаза». Про меня сейчас, кстати, говорят то же самое. Непонятно, как сочетались в нем такая строгая внешность и чистый взгляд.

Папа, безусловно, поставил некую планку относительно того, как мужчина должен вести себя в отношениях и с матерью, и с женой, и с ребенком. Пусть мой избранник не будет похожим на отца. Это разные вещи. Но если этот человек не будет сопоставим с отцом, то я не скажу ему «до свидания».

Она навсегда останется со мной. — Год назад (мне было 17 лет) сделала тату на левой руке: «Я люблю папу». Захотелось сделать татуировку того, что для меня имеет ценность, что всегда рядом, и вот любовь к отцу я всегда ношу с собой.

— Прим. За этот год я успела поработать и моделью, и контент-менеджером, и SMM-специалистом (занимается продвижением продукта в соцсетях. Скоро планирую поступать в университет на гуманитарную специальность. «Антенны»), стажировалась в журнале в отделе культуры. Я должна всего добиться сама. Отец всегда давал понять, что ни одна из его заслуг и регалий не имеет ко мне ни малейшего отношения.

Поступило предложение на рабочий контракт на три месяца в Гуанчжоу. К своим 18 годам я окончила школу и поехала в Китай работать моделью. Я не ставила себе целью карьеру модели, просто хотела съездить в Китай, и вдруг подвернулся модельный бизнес. Для подиума я оказалась низковата – 1 метр 71 см, а лицо позволяло работать на фото и видео. Сначала это как магия, но потом приобрело нездоровую форму, когда изо всех сил стараешься впихнуть себя в стандарты. Предложат еще сниматься – буду, но я не воспринимаю это как профессию. И я задумалась. Я летала в Париж, где на показе мод познакомилась с девушкой из Югославии, которая, когда узнала, чем я занимаюсь, довольно грубо спросила, зачем мне это надо.