– Прим. Не могу сказать, что сын и дочка только и сидят в компьютере (Ивану 11 лет, Марии – 10. Мы вместе играем в бадминтон и пио­нербол. «Антенны»). – Прим. Раньше, в советское время, во времена дефицита, не у каждого ребенка были велосипед, самокат, а теперь есть возможность погонять на сегвеях и гироскутерах (электрическое транспортное средство с двумя колесами, своего рода самокат. Нам приходилось проявлять фантазию, так как ничего не было. «Антенны»). Когда едем в отпуск, обязательно берем с собой мяч. Современным детям повезло – столько всего, только выбирай! Обычно купаемся в море, бегаем наперегонки или просто гуляем, осматриваем окрестности. На отдыхе редко лежим в шезлонгах с телефонами, мы не ленимся и любим активные игры.

Но любимая – секретики. – В моем детстве каких только игр не было: и резиночки, и классики. А другие дети должны были найти этот секретик. Мы рыли ямочку в земле, клали туда фантик или еще что-то интересное, а потом осколком стеклышка закрывали. Поэтому всегда приходила к финишу первой. Еще я любила все, что связано с бегом.

А у нас во дворе: звезды рассказали о любимых советских играх

Приятно победить, но это не главное. В дворовых играх важнее всего командное чувство. Такой старый двор-колодец, дом только заселили, и мы все росли на виду друг у друга. У нас был очень дружный двор в Питере на канале Грибоедова.

А у нас во дворе: звезды рассказали о любимых советских играх

Ее обычно любят девчонки, но у нас во дворе мальчики тоже здорово прыгали. – Я неистово играла в резиночку. Обычно резинку держали два человека или ее натягивали между столбиками или палками. Мы устраивали соревнования по прыгучести. Неизвестно, кто их придумал, но они были крутые, причем везде одинаковые. Каких только навороченных комбинаций движений не было! А ведь тогда соцсетей не существовало, Интернета не было, по ТВ это не показывали, но правила знали все. Мы даже ходили в другие дворы, чтобы сравнить. Мы прыгали до одурения весь день. Даже не представляю, как это распространялось. Я занималась художественной гимнастикой с шести лет, так что физически была подготовленной. И когда резинка уже висела на шее – так высоко, что не могли выполнять движения, начинали снова. При этом не сбиться и не запутать резинку. Но ведь в резиночках дело еще и в способности запомнить и воспроизвести все комбинации. Я и сейчас помню все, и могу показать!

А у нас во дворе: звезды рассказали о любимых советских играх

Они ведь сплачивают в первые коллективы: это и общение, и ссоры, и примирения. Конечно, позже приобщатся и к дворовым играм. Надеюсь, этого у современных детей гаджеты не отберут. Колоссальная школа!

А у нас во дворе: звезды рассказали о любимых советских играх

Бриане в мае исполнилось четыре года, Дарине в июле будет два. Теперь уже играют мои дочки. Пришлось даже на время его отобрать – такая жесткая борьба. Резинку им дарить рано, пока дерутся в кровь за самокат. Вот так! На детской площадке девчонки чаще играют с друзьями в родителей: ты будешь папой и купишь мне настоящий компьютер и мобильник.

А у нас во дворе: звезды рассказали о любимых советских играх

Однажды мне досталось с лихвой. Еще в детстве я играла в казаки-разбойники. Мальчишки прятались за ним, выглядывали и бросали камни друг в друга. Мы с ребятами разделились на две команды, встали по обе стороны фонтана, окруженного высоким бордюром. И вдруг я получила каменной гранатой в лоб. Мне, как разведчику, нужно было пройти по «полю боя». Мама тогда стояла в очереди в магазине. До сих пор остался шрам. Когда я пришла к ней в крови, она чуть в обморок не упала.

Хотя и было-то их всего две. – Я любила играть в куклы. Ведь в СССР не было выбора. Одинаковые, но в разных платьях: одно в синий цветочек, другое – в красный. В школе на уроке домоводства нас учили шить. Я их кормила, гуляла с ними, укладывала спать, наряжала. Навыки рукоделия мне пригодились в жизни. Иногда мама разрешала переделывать ее платья, и куклы становились красавицами. Когда пришла работать на телевидение, сама сшила себе платье и пиджак.

Ему нравилось все разбирать по деталям. Мой сын Дмитрий (ему сейчас 23 года) никогда не любил игрушки, особенно мягкие. Еще его увлекали сказки. Помню, привезла ему машинки из Японии, а Диму очень интересовало, как они устроены. Например, из рассказа Николая Носова «Живая шляпа», где котенок любил чудить. Мы разыгрывали сценки из прочитанного. Придумывали историю, наряды, фантазировали, как можно все обыграть, распределяли роли.

И, конечно, мальчишеские развлечения не для них. Моей дочери Стефании шесть лет, Глории – четыре года. Я удивился, но мы уже приступили с ней. Но я обрадовался, когда недавно ко мне подошла старшая и попросила научить ее играть в шахматы. Буквально недавно, на 9 Мая, купили с дочками самолетики, и я учил их запускать. Часто гуляем с детьми, свежий воздух хорош для здоровья. Старшая дочь Аскольда (в браке с Элен Райхлин он воспитывает Эльзу (9 лет) и Еву (8 лет). Признаться, рад, что детей не захватила эпидемия стрелялок на планшетах, это сильно отличает моих девчонок от племянников. «Антенны») – компьютеро­ман, может часами просиживать за игрушками. – Прим. Старается что-то придумывать, отвлекать. Брат понимает, что это нехорошо.

Каждые полтора месяца меняли школу и заново знакомились с одноклассниками. – Мы с Аскольдом, как и все цирковые дети, были обречены на постоянную смену коллектива и друзей. И оба любили командные игры. При этом всегда стремились дружить. Даже когда у нас не было коньков, бегали по льду в валенках и пинали шайбу. Летом футбол, а зимой – хоккей. Из-за высокого роста я всегда хорошо играл в футбол, могу сильно ударить с обеих ног. С Аскольдом, как правило, вставали в одну команду, но если чувствовали, что ребята замешкались, то расходились в разные стороны, и каждый выбирал себе игроков.

Тогда я жила в Кишиневе. – Маленькими детьми мы очень любили играть в казаки-разбойники. Когда мне было пять с половиной лет, во время игры я решила спрятаться там на чердаке. В нашем дворе стоял заброшенный двухэтажный дом. Проснулась от шума, открыла глаза, а передо мной стоит милиционер. Ждала-ждала и заснула. Живая!» Оказалось, ребята не смогли меня найти, а я проспала, видимо, очень долго. Засвистел в свисток и закричал: «Здесь она! Мне сильно досталось, и больше в казаки-разбойники и другие прятки никогда не играла. Родители вернулись, обнаружили, что я пропала, и подняли на ноги милицию.

Игры прекрасно способствуют естественной социализации ребенка. – Двор – уменьшенная модель окружающего мира, где дети одерживают первые победы, терпят поражения, учатся дружить, общаться. Такие игры, как «Съедобное – несъедобное», «Вы поедете на бал?», развивают воображение и словарный запас. А свежий воздух и физическая активность благотворно влияют на иммунитет малыша. Дочки-матери относятся к ролевым играм. Жмурки и «Море волнуется раз» – пространственное мышление, когда дети застывают, изображая фигуры обитателей морских глубин. Они учатся быть самостоятельными, у них исчезает страх выхода из зоны комфорта под названием «детство». В этом процессе создается модель семьи, где дети подражают взрослым. И конечно, все игры способствуют развитию нравственных качеств: умению поддержать, помочь и взять на себя смелость прикрыть друга. «Лягушка» и резиночки тренируют ловкость, прятки и казаки-разбойники – стратегическое мышление, внимание и память.

Wday.ru уже писал о них — крутых развлечениях на свежем воздухе. В нашем детстве было столько игр! А ведь о них зря забыли. Сейчас они, кажется, остались только в воспоминаниях.

Если кто-то не отбил и уронил «горячую картошку», садится в «котел», то есть в центр круга, и старается поймать пролетающий над головой мяч. Участники становятся в круг и перекидывают друг другу мяч.

«Бояре» назначают «невесту» из второй команды. Игроки делятся на две команды – «бояре» и «молодые» – и, взявшись за руки, выстраиваются напротив друг друга. Если ему это удается, он возвращается в свою группу, если нет – команда «бояр» становится на одного человека больше. Выбранному игроку нужно разбежаться и разбить цепочку противников.

С каждым разом отметку передвигают все выше, игрокам предстоит приложить еще больше усилий. На стене мелом ставят отметку, в которую нужно ударить мячом, а потом перепрыгнуть через него.

«А что вы умеете делать?» – спрашивает тот. «Прими нас на работу, царь Горох», – просят участники команды того, кто выбран ведущим. И они должны продемонстрировать без слов, а только действиями ту профессию, которую загадали. «Мы не скажем, а покажем!» – заявляют «подданные».

Он старается задать такие вопросы, на которые так и напрашивается ответ «да» или «нет». Так начинается диалог ведущего с участниками. Кстати, еще запрещается надевать черное и белое. А игрокам предстоит проявить фантазию и воображение, чтобы такого ответа избежать.