Для русского человека может быть сложнее обратить внимание на общую тоску в работах, переданную через силуэты и тени. К сожалению, на Западе она намного известнее, чем в России потому что ее творчество за границей рассматривается через призму национальных особенностей.

Я могу отличить картины Караваджо от Рубенса в основном по формам изображенных женщин, но разобраться во всех сложных течениях, популярных за много веков до моего рождения, кажется непосильной задачей. Боюсь, что мне уже никак не стать искусствоведом. Сегодня я собрала несколько интересных деятелей искусства, которые творят здесь и сейчас, и на которых стоит обратить внимание. К счастью, у меня все еще возможность освоить современное искусство, которое переживает новый расцвет на территории нашей страны.

Ее картины напоминают работы советских конструктивистов, но несмотря на некоторые используемые пропагандистские образы, она задействует новые стили, а также использует не только классический рисунок, но и видео- и перфоманс-техники. Анна исследует «мир в состоянии потока», отражая в своем творчестве влияние современного социума на человеческую тревожность и опыт.

Его героини легко узнаваемы, благодаря созданному образу современной девушки с помощью реалистичного минимализма. Этот художник использует приемы с билбордов и глянцевых журналов в живописной технике, а также утверждает, что его работы грезы, которые таятся в сознаниях зрителей. Немного изящества, немного вульгарности, но каждый персонаж имеет свое собственное «я».

Ее работы заставляют взгляд замереть и распознавать созданные художницей образы. Критики отмечают, что Анна использует модный тренд коллажей как способ противостоять против культуры «быстрой информации» в диджитал-эру.

Чего у них не отнять – сексуальности, которая, честно говоря, в современном русском искусстве, – редкая гостья. Шоринские персонажи – не героини глянца: они угловаты, диковаты и неухожены, у них ссадины на коленках и дырки на носках. Тем более сексуальность естественная, не нагнетаемая искусственным путём.

Таким образом, художник показывает, как расширяются пределы человеческого тела в цифровом веке. Кроме того, Дмитрий не раз выступал в качестве скульптора: его самая яркая выставка, показанная в новых залах аэровокзала Пулково, представляла собой серию драматических скульптур в виде женщин с крыльями самолетов вместо ожидаемых ангельских крыльев.

Свое направление в искусстве он называет «каллиграфутуризм» течение каллиграфии, которое сочетает наследие всех языков мира для создания нового уникального языка. Молодой и дерзкий художник-каллиграфист уже стал настоящей звездой Ютуба: его ролики в сотрудничестве с модными брендами набирают миллионы просмотров.

По его словам, для современного художника не должно иметь значение то, какое пространство ему предоставлено, так что он готов работать на стенах и крышах домов, создавать световые и цифровые проекции и даже сотрудничать с модными брендами в производстве одежды и косметики. Покрас работает с кириллицей и латиницей, но осваивает корейскую каллиграфию, а также японские, китайские, греческие и арабские буквы, для того, чтобы превратить формы кириллицы в новые формы.

Ее излюбленный жанр — социальная документалистика, которую она называет «социальной геометрией», что надо понимать как наблюдение за частной жизнью человека, оказавшегося втянутым в рамки различных происшествий. В своих работах она использует множество техник: от фотографий до видеофильмов и инсталляций, но при этом настаивает на том, что является художником, верным классической живописи. В то же время Ольга не склонна к морализаторству ее работы не осуждают и не наставляют на путь истинный.

Сфокусировавшись на влиянии капитализма и коллективизма, она отражает социологический подход к российскому обществу и повседневную жизнь граждан. Чернышева одна из самых признанных критиками художниц нашего времени, представляющая непривычный взгляд на мир пост-советского пространства.

Принцип ее работы достаточно прост: при перемещении манипуляторов изменяется положение подвижных частей объекта. Роман утверждает, что управляемая скульптура является арт-прибором для изучения мира. Любой участник выставки имеет возможность самостоятельно поучаствовать в пластических экспериментах и даже стать творцом внутри отдельного проекта.

Так вот этот один день в неделю оказался настолько емким… Может, потому, что время такое было и это было первое знание: как в детстве, если занимался музыкой, вся жизнь будет этим прошита. Я выросла из классического «грунта», потому что закончила художественный факультет ВГИКа, отделение мультипликации, где были три дня, посвященных живописи и рисунку (потом не знала, зачем мне это надо), и один день, посвященный композиции и мультипликации. Я часто возвращаюсь к ним, опираюсь на эти штуки. Я имею в виду такие начала, когда ты определяешь какие-то вещи для себя. Конечно, я никогда в жизни не пойму, как Рембрандт делал свой свет, но примерно пытаюсь понять, и в чем-то, может быть, понимаю, как он строил композиции и добивался ощущения теплой тяжести жизни. Они связаны с принципами анимации: проницаемость границ, превращения, перетекания образов.

Художник фокусируется на позицировании объектов и трансформации их значения для зрителя, а также развивает новое направление управляемую скульптуру. Этот русский скульптор дважды был номинирован на премию Кандинского за отличное использование нетрадиционных инструментов в скульптуре.